salicet (salicet) wrote,
salicet
salicet

Categories:

Рецензия Б.М.Миркина на книгу Г.Д.Дыминой (1985)

(поскольку все познается в сравнении ;-)

Миркин Б.М. Интересная книга о пойменных лугах Дальнего Востока. (рецензия) Дымина Г.Д. Луга юга Дальнего Востока.* – Новосибирск: Наука, 1985. – 189 с. // Бюлл. МОИП. Отд. биол. 1987. Т. 92. Вып. 2. С. 108–109.
[*Правильное название книги: «Луга юга Дальнего Востока (Зейско-Буреинское Приамурье)».]
Свои замечания предварю конспектом рецензии Миркина.

С.108.
В книге 6 глав. Первая – «Краткая характеристика района иследования» [с. 6–10 – salicet] – в лаконичной форме дает исчерпывающее представление о климате, геоморфологии, почвах и растительности района. Во второй главе «Флора луговых сообществ» [с. 11–47] приводится содержательный анализ списка сосудистых растений с показом соотношения экологических групп (установленных интуитивно). Для 330 наиболее массовых и константных видов в таблице приведена полная характеристика (экологическая группа, топность, приуроченность к типу растительности, фитоценотип, константность в совокупности проанализированных описаний, подъярус). Остальные, менее важные для фитоценологического анализа 298 видов даны дополнительными списками без полной характеристики. Приведен также список 34 видов мхов. Глава свидетельствует о самом высоком уровне проработки луговой флоры. <…>
В третьей главе «Характеристика доминантов» [с. 48–105] («эдификаторов и соэдификаторов») рассмотрены 22 вида, в том числе 1 злак, 4 осоки, 3 – бобовых, 1 кустарник и 13 – разнотравья. Особое внимание уделено вейнику и осокам, для которых не только дана конкретная характеристика экологии, биологии и хозяйственных достоинств, но и обсуждаются вопросы систематики. <…>
Четвертую главу «Изменчивость сообществ» [с. 106–110] правильнее было бы назвать «Сезонная изменчивость сообществ», так как разногодичная изменчивость в ней не рассматривается. В центре главы в высшей степени новый и интересный вывод о причинах двувершинности кривых сезонного развития дальневосточных лугов: провал кривой связан с избытком влаги в период муссонных дождей. При этом депрессия се/C.109/зонного развития (вследствие обильных осадков) не выражена в сообществах степного характера! [привет Ермакову и Крестову!]
Пятая глава «Классификация лугов» [с. 111–158] открывается кратким разделом «Общие вопросы», где аргументированно обосновываются преимущества флористической классификации лугов (метода Браун-Бланке). <…>

Г.Д.Дымина выделила 7 ассоциаций, объединенных в 3 класса. Четыре ассоциации подразделены на субассоциации. Все ассоциации различаются по характерным видам (при ограниченности материала такая иллюзия реальности характерных видов довольно обычна), дифференциальные виды использованы только для уровня субассоциаций. Объем ассоциации, как обычно бывает в первом варианте классификации для ограниченного разнообразия сообществ, очень крупный. Синтакс[оном]ических рангов между классами и ассоциациями не выделено.

Заключающая книгу глава «Распределение растительности по элементам рельефа и ее динамика» [с. 159–172] показывает, насколько удобны ассоциации и субассоциации флористической системы для построения разного рода эколого-топологических и динамических схем.

Общая оценка новой монографии может быть лишь самой положительной. Это работа нового типа, способствующая пополнению международного банка опубликованных фитоценологических данных.
Конец цитирования.

Подведу свой итог. Книга Г.Д.Дыминой (1985), несомненно, добротная, написана на высоком профессиональном уровне. Ряд просчетов в классификации (все синтаксоны Дыминой описаны невалидно) ставить автору в вину никак нельзя, поскольку в то время почти никто в России не владел в достаточной мере Международным кодексом фитосоциологической номенклатуры.
Дыминой хорошо проработана флора (628 видов сосудистых и 34 вида мхов), особенности биологии 22 видов-доминантов, рассмотрены особенности сезонной динамики сообществ.
Классификация растительности приведена в 5 главе, в начале которой помещена синоптическая таблица всех синтаксонов, построенная на основе 250 описаний. В характеризующих таблицах приведено 121 описание (еще 10 описаний дано в 6 главе для иллюстрации одного из сукцессионных рядов). Итого 131 описание. Всего Дыминой выделено 7 ассоциаций, 4 из которых разделены на 9 субассоциаций.
В 6 главе хорошо изложены особенности протекания сукцессий травяных сообществ (если не считать идей об «онтогенезе фитоценозов», которые являются сугубо спекулятивными, поскольку никак не следуют из представленного в книге эмпирического материала), в том числе дано 4 фитоценотических профиля.
Или еще короче: 628 видов сосудистых, 34 вида мхов, 131 полное описание, 4 фитоценотических профиля. Оценка Миркина: «Это работа нового типа, способствующая пополнению международного банка опубликованных фитоценологических данных».

Берем работу Л.И.Номоконова (1959) по лугам поймы Енисея: 528 видов сосудистых, 40 видов мхов, 249 полных описаний, 15 фитоценотических профилей, 7 листов геоботанических карт. Выделено 64 луговые формации (ассоциаций и того больше), характеристика 30 наиболее распространенных дана в таблицах описаний. Оценка Ипатова и Миркина: «…у читающего работу Л.И. Номоконова может создаться искаженное представление о лугах описываемой поймы».
Как это понимать? По-моему, это яркий пример использования Миркиным двойных стандартов.
Рассмотрим вопрос пристальней. Номоконов привел описания по 30 формациям, а Дымина – по 7 ассоциациям, 4 из которых разделены на 9 субассоциаций. Кто глубже из этих двух авторов охарактеризовал разнообразие травяной растительности на примере своих рек? Вопрос, что называется, дискуссионный, т.е никак нельзя сказать, что Номоконов в своих исследованиях был менее детален и въедлив.
Повернем вопрос по-другому: что является основой обеих классификаций, доминантной и флористической? – Основа едина: качественное, т.е. полное геоботаническое описание. Если геоботаник-«доминантщик» описывает видовой состав на учетных площадках полно, он ничем не уступает стороннику эколого-флористической классификации. Если тот и другой равномерно (на типологической основе) закладывают учетные площадки для всестороннего выявления разнообразия, например, луговой растительности, то они равны друг другу, поскольку оба описывают реально наблюдаемую растительность.
Таким образом, когда Ипатов и Миркин утверждают, что Номоконов рисует искаженную картину луговой растительности поймы Енисея, они прибегают к демагогии.
В чем стержень демагогии Ипатова и Миркина, а в дальнейшем – одного Миркина? – Изучение растительности они подменяют построением классификации. Я же настаиваю на том, что за деревьями конкретной классификации следует различать лес собственно растительности – как объекта, существующего независимо от исследователя. Важнее не конкретная классификация, а добротный исходный материал – полные геоботанические описания. На основе больших массивов корректно собранных геоботанических описаний можно строить различные классификации (флористические, доминантные, ландшафтные и другие) и все они по-своему верно будут отражать реальность. Миркин признает только ЭФК и в этом смысле выступает как научный сектант.
Проявляя себя в качестве научного сектанта, он демонстрирует двойные стандарты. В частности, предполагает за Номоконовым некорректное использование оценок обилия растений по шкале Друдэ: «Автор часто в одном и том же описании многим видам дает высшие оценки обилия. Например, в описании 22 (канареечник василистниковый) для Digraphis arundinacea дана оценка soc., Cirsium setosum – cop., Taraxacum officinale – cop. Два первых вида находятся в первом ярусе. <…> Столь высокие оценки для многих видов в одном фитоценозе свидетельствуют или о том, что автор объединяет в один фитоценоз очень неоднородные участки растительности, и, вероятно, на самом деле один вид доминирует в одной части описанной площади, другой – в других, или завышает оценки обилия» (Ипатов, Миркин, 1962: 1389).
В то же время Миркин ни словом не обмолвился о своеобразном дефекте описаний Дыминой, приведенных в 5 главе: в них высший балл покрытия, четвертый, обозначает проективное покрытие более 15%, что соответствует сразу 4 баллам классической шкалы Браун-Бланке на интервалах проективного покрытия 5–25, 26–50, 51–75, 76–100 %. Видимо, Миркин полагает ненужным подчеркивать этот недостаток, поскольку рецензируемый автор, Дымина, использует «правильную», эколого-флористическую классификацию, предмет постоянных пропагандистских усилий Миркина.



Ретроспективно рассматривая «классификационную проблему» отечественной геоботаники, я прихожу к выводу, что на самом деле особой проблемы-то и не было: «проблему классификации» создал и искусственно раздувал сам Б.М.Миркин, в значительной мере построивший на этом свою научную карьеру.
Tags: Дымина, Миркин, вскрывая как консервную банку, дискуссии, книги, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments